Преподобный Кирилл Белозерский. Фрагмент иконы работы Дионисия конца XV - начала XVI века. Икона происходит из Казанского собора города Кириллова. Существует предположение, что икона первоначально предназначалась для Успенского собора Кирилло-Белозерского монастыря

Преподобный Кирилл Белозерский

Фрагмент иконы работы Дионисия конца XV - начала XVI века. Икона происходит из Казанского собора города Кириллова. Существует предположение, что икона первоначально предназначалась для Успенского собора Кирилло-Белозерского монастыря

Дионисий




Поиск

Главная

Дионисий

Музей фресок

Ферапонтов монастырь




Преподобный Кирилл Белозерский. Около 1337 - 1427

Преподобный Кирилл был величайшим из подражателей преподобного Сергия, и мы имеем содержательное его житие, составленное Пахомием Сербином по свежим воспоминаниям, собранным в Кирилловом монастыре.

Преподобный Кирилл Белоезерский родился в Москве в 1337 году (или около него) в семье неизвестного по имени служилого великокняжеского человека, находившегося в родстве с весьма знатными боярскими семействами. При крещении он получил имя Космы.

Еще в юности он лишился родителей и поступил в дом под опеку к боярину Тимофею Васильевичу Вельяминову, одному из знатнейших бояр Дмитрия Ивановича Донского. За добрый нрав и усердную набожность боярин полюбил взятого им к себе в дом сироту-родственника, приблизил его к себе как равного, а потом сделал его и казначеем своего имения.

Косма, наделенный природным расположением к монашеству, тяготился светской жизнью, но боярин Тимофей Васьльевич Вельяминов решительно не хотел дать ему свое согласие на принятие монашества.

Таким образом, в течение пятнадцати Косма принужден был оставаться мирским человекам, будучи монахом только в своих мыслях и стараясь быть им только в своем поведении.

Годы «иночества тайного» закончились, когда в дом к Тимофею Васильевичу пришел однажды преподобный Стефан Махрищский. Косма «припал к нему с слезною и неотступною просьбою постричь его в монашество». Преподобному удалось убедить боярина разрешить исполнить страстное желание Космы, который «со страхом и нетерпением ожидал исхода дела».

Обрадованный благополучным исходом дела – разрешением постричься в монахи, – Косма поспешил раздать убогим все свое состояние «и остался наг», после чего отведен был Стефаном в Симонов монастырь к игумену Феодору, которым и пострижен был в монахи с именем Кирилла. Произошло это не ранее 1380 года, когда ему было не менее 43-х лет от роду.

Начинаются иноческие труды Кирилла: пост, молитва, труды на хлебне и на поварне. Крайности аскезы умеряются послушанием. Кирилл отдан был игуменом Феодором в духовное руководство монаху Михаилу, впоследствии епископу Смоленскому. Кирилл во всем повиновался и подражал старцу: «пост вменял в пресыщение, зимний холод вменял себе в теплоту, томил плоть свою всяким воздержанием, а сна принимал только мало нечто, и то не лежа, а сидя». Он просил у старца дозволения есть не каждый день, но старец не дозволил ему этого и «повелел есть хлеб с братией, только не до сытости».

Во время своих первых монашеских подвигов Кирилл подвергался искушениям от бесов, когда «являлись ему в разных странных и страшных образах и пытались ужасать его». От всех искушений бесовских Кирилл ограждал себя призыванием имени Иисусова, знамением креста и молитвою.

К этим годам относятся встречи и беседы с преподобным Сергием Радонежским. Бывая в Симонове у своего «братанича» игумена Федора, преподобный Сергий прежде всего заходил в хлебню и беседовал с Кириллом часами о пользе душевной.

Кроме послушливости, Кирилл еще обладал особым даром умиления: даже хлеба он не мог вкушать без слез. «Встосковавшись» по безмолвию, ради того же умиления, он решает уйти в келью, к трудам уединенным. С просьбой об этом он обратился не к игумену, а к Божией Матери, на которую возлагал все свое упование и которой вверял себя со всеми своими помыслами. По милости Пречистой он был переведен с поварни в келью писать книгу. Но замечательно, что новый труд не принес ему того умиления, которого он ожидал, и он вернулся в поварню. Девять лет провел Кирилл на послушании в хлебнее и поварне.

Избегая славы человеческой, преподобный временами стал юродствовать, «утаити хотя добродетель». В наказание за нарушение благочиния и поступки, «подобные глумлению и смеху», настоятель назначил ему в пищу на 40 дней хлеб и воду. Преподобный Кирилл с радостью понес это наказание. Но как ни таил святой свою духовность, опытные старцы понимали его и против воли заставили принять сан иеромонаха.

В свободное от служения время преподобный Кирилл ставил себя на череду послушника и занимался тяжелыми работами. Когда святой Феодор был посвящен в архиепископа Ростовского, братия в 1390 году избрала преподобного Кирилла архимандритом обители. Он старательно управлял монастырскими делами, ко всем братиям относился с одинаковой любовью, всем показывал собою пример смирения. Но вскоре увидел преподобный, что в сане архимандрита невозможно соблюдать безмолвия: из весьма близкой к монастырю Москвы топами устремились люди к прославленному подвигами архимандриту. Тогда Кирилл решил отказаться от настоятельства и удалиться в келью.

Но пробыв несколько времени в келье, он не избавился от многочисленных посетителей, искавших у него душевной пользы. Зависть нового архимандрита, недовольного стечением народа к Кириллу, заставила его оставить монастырь. Сперва он безмолвствует в Старом Симонове (в Москве), потом замышляет уединиться «далече от мира».

Преподобный Кирилл имел особое усердие к Божией Матери. Однажды ночью, за акафистом, он слышит Ее голос: «Кирилл, выйди отсюда и иди на Бело-озеро. Там Я уготовала тебе место, где можешь спастись». Отворив окно кельи, он видит огненный столп на севере, куда призывала его Пречистая.

В то время возвратился из Белозерья симоновский монах Ферапонт. На вопрос Кирилла о том, есть ли в Белозерьи места, удобные для уединенного безмолвия, Ферапонт отвечал, что есть весьма многие. Тогда преподобный Кирилл, после многолетних подвигов в Москве и имея 60 лет от роду, решился идти в Белозерье. Ферапонт изъявляет желание сопровождать Кирилла в заволжскую страну.

Долго не может Кирилл отыскать того места, которое было показано ему в чудесном видении, но вот наконец у Сиверского озера в чаще леса, окруженной со всех сторон водой, преподобный узнал показанное ему Богоматерью «зело красное» место. Здесь и начали Кирилл и Ферапонт копать келью в земле; но Ферапонт не вынес «тесного и жестокого» жития, которого искал Кирилл, и решил поселиться недалеко, в 15 верстах от Кириллова, где впоследствии основал свой монастырь.

Не один год преподобный Кирилл провел в одиночестве в подземной келье, и многие испытания пришлось принять ему. Однажды преподобный, томимый странным сном, лег уснуть под сосной, но едва он закрыл глаза, как услышал голос: «Беги, Кирилл!» Только успел преподобный Кирилл отскочить, как сосна рухнула. Из этой сосны подвижник сделал крест.

В другой раз преподобный Кирилл чуть не погиб от пламени и дыма, когда расчищал лес, но ему явился некто в образе его опекуна боярина Тимофея Васильевича и со словами «иди за мной» вывел его из огня невредимым.

Один крестьянин пытался поджечь келью преподобного, но, сколько ни пытался, это ему не удавалось. Тогда со слезами раскаяния он исповедал свой грех преподобному Кириллу, который постриг его в монашество.

В скором времени из Симонова монастыря пришли к Кириллу два брата (один по имени Зеведей, другой Дионисий); преподобный, весьма обрадовавшись их прибытию, принял их с великою любовию. Вскоре начали приходить к нему и другие, желавшие постричься в монашество и быть его учениками, и на месте поселения Кирилла составилась монашеская община. Святой старец понял, что время его уединения и безмолвия кончилось. Собравшееся около преподобного братство нуждалось в церкви для молитвы, но место было удаленное и трудно было найти плотников. С усердной молитвой обратился Кирилл к Божией Матери, и Она устроила так, что плотники пришили сами: в 1397 году они построили церковь во имя Успения Пресвятой Богородицы.

Когда число братии умножилось, преподобный дал для обители устав общежития, который освящал примером своей жизни. Он не начертал своего устава письменно, а прямо ввел его на практике, подробности же мы знаем лишь из указаний жизнеописателя: «Было узаконение блаженного Кирилла, чтобы в церкви на службах никому ни с кем не разговаривать и никому не исходить из церкви прежде окончания служб, также чтобы к евангелию и святым иконам для целования подходили, соблюдая старшинство. Также и в трапезу исходили по старшинству; в трапезе все сидели по своим местам и молчали, так что никого не было слышно, кроме одного чтеца; братиям всегда бывали три кушанья (а сам два кушанья), кроме постных дней; вставая от трапезы, отходили в свои кельи, в молчании благодаря Бога и не уклоняясь на какие-нибудь беседы и не заходя по дороге из трапезы в чужие кельи, кроме великой какой-нибудь нужды». Никто не мог получать ни писем, ни подарков, не показав их преподобному Кириллу; без его благословения писем не писали. Деньги хранились в монастырской казне, ни у кого не было никакой собственности. Даже пить воду ходили в трапезную, а мед и вино были строго изгнаны из монастыря. Кельи не запирались, и в них, кроме икон и книг, ничего не держали.

О наказаниях, налагаемых игуменом, мы ничего не знаем. По-видимому, духовный авторитет Кирилла был достаточен и непререкаем. Эти особенности Кириллова устава были впоследствии перенесены и в Соловецкий монастырь.

Не суровость, но уставность – вот что отличает жизнь в монастыре Св. Кирилла. Сам игумен ходит, как и Сергий, в «разодранной и многошвенной рясе» и так же кроток к своим обидчикам. Ненавидящему его иноку он говорит: «Все соблазнились обо мне, ты один истинствовал, и понял, что я грешник».

«Нестяжательность» у Кирилла выражена еще ярче, чем у Сергия. Он не позволяет даже монахам ходить к мирянам за милостыней и отклоняет все дарственные села, предлагаемые ему князьями и боярами с принципиальным обоснованием: «Аще села восхощем держати, болми будет в нас попечение, могущее братиям безмолвие пресецати». Однако от приносимой милостыни он не отказывается. Твердая, хотя и кроткая независимость от сильных мира сего характеризует как преподобного Кирилла, так и всех его продолжателей.

В Белозерской пустыни и в своем Белозерском монастыре преподобный Кирилл прожил 30 лет, пришедши в пустыню 60-летним старцем и дожив в ней до глубокой старости, своего 90-летия. За свою высокую святость преподобный Кирилл еще при своей жизни удостоился от Бога обильного дара чудотворений, чему жизнеописатель приводит многие примеры и о чем он вообще говорит: «Многа изрядная чудеса бываху по молитвам святого».

Однажды недостало вина для Божественной литургии, и пономарь сказал об этом святому. Преподобный Кирилл велел принести к нему пустой сосуд, который оказался полным вина. Во время голода преподобный Кирилл раздавал хлеб всем нуждавшимся, и он не кончался, несмотря на то, что обычно запасов едва хватало для братии. Преподобный укротил бурю на озере, которая угрожала рыбакам.

Преподобный Кирилл любил духовное просвещение и привил эту любовь своим ученикам. По описи 1635 года в монастыре числилось более 2 тысяч книг, среди них 16 «чудотворца Кирилла». Замечательными образцами духовного наставничества и руководства, любви, миролюбия и утешения являются дошедшие до нас три послания преподобного русским князьям. Таким образом, любовь к просвещению преподобного Кирилла передалась от него его ученикам, которые отличались известной ученостью.

Последним увещанием умиравшего преподобного Кирилла к братии было, чтобы они имели любовь между собою, чтобы не было между ними никаких раздоров и чтобы ничего не было разорено у них от общего жития.

Свое последнее богослужение преподобный совершил в день Святой Троицы и блаженно почил на 90-м году своей жизни 9 июня 1427 года в день памяти тезоименного ему святителя Кирилла, архиепископа Александрийского.

Завет нестяжательности был нарушен в монастыре преподобного Кирилла тотчас же по смерти его основателя. Кирилло-Белозерский монастырь вскоре сделался богатейшим вотчинником северной Руси, соперничая в этом отношении с Троице-Сергиевой Лаврой. Но братское общежитие и строгая уставная жизнь сохранились в монастыре до середины XVI века.

Главная

Дионисий

Ферапонтов монастырь

Музей фресок

Библиотека

Справочная информация

Карта сайта

Другие материалы раздела

Аристотель Фиораванти (Фиораванти дельи Альбертини, Рудольфо)

Артельная роспись

Дионисий и Андрей Рублев

Основные этапы истории Ферапонтова монастыря

Преподобный Иосиф, игумен Волоцкий

Преподобный Кирилл Белозерский

Преподобный Мартиниан Белоезерский

Преподобный Павел Обнорский и Комельский, Вологодский чудотворец

Преподобный Пафнутий Боровский, игумен и чудотворец

Преподобный Сергий Радонежский

Преподобный Ферапонт Можайский (Белозерский), Лужецкий чудотворец

Родословная иконника Дионисия

Симонов монастырь

Стоимость работ

Сыновья Дионисия. Феодосий и Владимир

Техника росписи



Карта сайта | Список иллюстраций | Контакты

© 2005-2007 «ВООО Попечительство о Музее фресок Дионисия»
Все права защищены
При использовании материалов гиперссылка на сайт www.dionisy.com обязательна

ПРИ ПОДДЕРЖКЕ:


Северсталь-групп Попечительсто о музее фресок Дионисия Издательство "Северный паломник"
Северсталь-инфоком
Rambler's Top100